Школа Пустословия

Школа Пустословия или зависимая экспертиза.
Действующие лица

ТАТЬЯНА — известная русская писательница, филолог, телеведущая, прекрасный кулинар, мать двух замечательных сыновей, весьма добротная иллюстрация на тему «представитель русской интеллигенции». Разговор с ней поддерживать непросто, поскольку малейшая попытка собеседника сморозить глупость пресекается резко и безапелляционно.

ДУНЯША — сценарист, режиссер, публицист(ка) и эссеист(ка), человек изумительной творческой харизмы и разносторонности. С ней лучше соглашаться во всем. Или не соглашаться ни в чем, но тогда быть готовым увернуться от запущенного вам в голову утюга (микрофона, ботинка — всего того, что может подвернутся под руку темпераментной женщине).

ТЁМА — сын писательницы Татьяны, известный дизайнер, сделал для Бори сайт. В процессе общения много хамит, но при виде монтировки быстро успокаивается. В общении Тёма мало интересен (даже журналистам), так как уже давно сам задает себе все возможные вопросы и тут же на них отвечает. Слушает ли его при этом кто-нибудь (читает ли) его абсолютно не беспокоит.

БОРЯ — музыкант, легенда, гуру, отец-основатель русского рока. Более благодушного и увертливого собеседника найти, пожалуй, невозможно. Если в ходе общения с ним вы сможете получить от него хоть сколько-нибудь достоверную и непротиворечивую информацию — считайте себя счастливчиком. Но для проведения интервью является бесценным экземпляром, так как на один и тот же вопрос может давать неограниченное количество совершенно разных ответов. Журналисты этим его замечательным свойством бессовестно пользуются на протяжении десятков лет, а Боря делает вид, что этого не замечает.

ДИМОН — деревенский писатель, идейный матерщинник, но по сути просто душка. А когда немного выпьет (ну, это по его меркам немного, а по вашим-то — как сказать…) то без диктофона никак, — афоризмы, цитаты классиков, непереводимая фразеологическая ахинея, — все это бьет ключем из самой глубины оттаявшей русской души. Добр, отзывчив, без примеси гламурного цинизма. Димон (вернее, общение с ним) является идеальным средством для снятия стресса любого рода и происхождения. Но для журналиста он почти бесполезен, ибо цензурированный Димон — это смесь банальностей с междометиями, а вывести его в печать «как есть» решаются очень немногие.

РЕЖИССЕР — собственно, режиссер и автор идеи программы «Школа Пустословия». Но это, так сказать, на бумаге. На самом деле, всеми более менее творческими процессами управляет исключительно Татьяна, а Режиссер нужен только для поддержания должного технического уровня. Сам Режиссер с таким положением вещей принципиально не согласен, но, так как его авторитет за пределы настройки звука и света в студии не распространяется, то и согласие его давно уже никого не интересует.

Акт 1. Действие 1.

Телевизионная студия. Посреди съемочного павильона стоит огромный круглый стол. За столом сидят ведущие программы — Татьяна и Дуняша — а также все остальные участники.

ТАТЬЯНА: Здравствуйте.
ДУНЯША: Доброй ночи.
ТАТЬЯНА: Я Татьяна.
ДУНЯША: Я Дуняша.
ТАТЬЯНА: В эфире программа «Школа пустословия». Наш постоянный зритель уже наверняка заметил, что сегодня программа не совсем обычная.
ДУНЯША: А дело в том, что сегодня мы решили пригласить к нам не одного гостя, как это мы делали всегда, а собрать такой своеобразный «совет племени».
ТАТЬЯНА: Да. И сделали мы это с определенной целью. Недавно я, пересматривая наши предыдущие программы, обнаружила, что очень во многих из них мы касаемся одного и того же вопроса.
ДУНЯША: И вот как он примерно звучит: почему так много псевдотворческого непотребства и откровенной пошлости? Почему чем дальше, тем больше из российской культурной жизни уходит все то, что представляет реальную художественную ценность, а на его место приходит такая дрянь, что и слова подходящего для него уже не подобрать?
ТАТЬЯНА: И чтобы, в конце концов, поставить точку или, по крайней мере, подвести хоть какой-то итог в этом вопросе, мы и пригласили к нам сегодня целую кагорту, так сказать, деятелей нашей многострадальной российской культуры. Попытаемся вместе разобраться в этой проблеме: искусство и пошлость.

Акт 1. Действие 2.

ДУНЯША: Боря, что вот ты по этому поводу думаешь? Просто для меня твое творчество как раз что-то вроде глотка свежего воздуха. Ты вот не испортился, как ты держишь марку?
БОРЯ: Но это действительно вечный вопрос. О засилии пошлости говорят так же долго, как и о падении нравов, то есть буквально со времен возникновения культуры и морали.
ДУНЯША (блаженно улыбаясь): Даааа….
ДИМОН: А Борюня прав, так ведь оно и есть.
ДУНЯША (улыбаясь): Угуу….

Татьяна толкает под столом Дуняшу, та сразу же приходит в себя и перестает улыбаться.

ДУНЯША: Да, но это ведь, согласись, не ответ…
ДИМОН: А нах*я он вообще нужен ответ…?
ТАТЬЯНА (делая страшные глаза): Так!…
ДИМОН: А что я не прав?
БОРЯ: Дима, ты совершенно напрастно распаляешься.
ДИМОН: Нет, ну что, я не прав?
БОРЯ: Тут дело вот в чем…

Боря достает из кармана сигареты и зажигалку

БОРЯ: Этот разговор, на самом деле, начат задолго до нас…

Боря закуривает и глубоко философически затягивается. Дуняша готова к очередной млеющей улыбке.

БОРЯ: …и, конечно, само по себе интересно, что эта тема пошлости и творчества собрала нас здесь, но…

Боря снова затягивается, Димон понимающе смотрит куда-то в сторону, Татьяна с напряжением всматривается в сигарету Бори, Дуняша еле сдерживается от улыбки.

БОРЯ: …надеятся, что мы сейчас закроем вопрос, который не закрывался буквально всю историю человечества, — это слишком наивно, по-моему.
ДУНЯША (все-таки не сдержавшись, расплываясь в улыбке): Да…
ТАТЬЯНА (еле слышно, сквозь зубы): Бл*ть! (и снова толкает Дуняшу под столом)
ДУНЯША (очнувшись): А что, тоже интересное мнение. Как вы считаете, Татьяна.
ТАТЬЯНА (рассеянно, перебирая бумаги на столе): Да, да, может быть.

, , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *