Реваншисту. Часть 2. Военное. Версия 2.

Часть 2

А еще в Великой Стране война была. Так уж раз случилось, что напал на нас Немец. Это один Гад такой из Германии. Вернее, напал он, конечно, не один, а с целой армией. И, хотя наша армия — самая Сильная и Несокрушимая, а наши Танки — самые Быстрые и Мощные, все-таки сначала всем показалось, что у Немца и армия и танки побыстрее и помощнее наших были. И уже пес его разберет, почему так вышло. То ли от того, что незадолго до войны мы почти всех наших армейских начальников проводили на принудительную пенсию и с почетом направили в лагеря. То ли это от вражеской пропаганды у всех наваждение такое. Второе больше на правду похоже. Потому что чего-чего, а уж армейских-то начальников у нас во все времена (даже во времена переходных периодов) было предостаточно. Даже в очередях за ними стоять не надо было, сами иногда по домам ходили. Да, так вот. Враг, значит напал на нас. И был враг ловок и хитер. Он напал на Великую Страну ночью, когда все спали. Он хотел за ночь обежать всю Страну и отобрать у нее все многочисленные блага, созданные честными тружениками. Но замысел врага не удался! Ведь мы, кроме того, что Большой Народ, мы еще и Народ Героический. Враг Великой Страны хотел сломить нас — но он просчитался! Во-первых, той ночью никто не спал. Все знали, что враг должен напасть. Потому что кроме многочисленных армейских начальников, у нас есть еще и разведка. А наша разведка знает обо всем, что должно произойти заранее. И обо всем докладывает Вождю Великой Страны. Правда, почему-то в тот раз все равно получилось так, как будто враг на нас напал неожиданно. Хотя все и знали, что враг должен напасть. Хотя никто и не спал. Хотя разведка и предупреждала… А, во-вторых, Страна-то ведь Большая! И враг не успел за ночь ее всю обежать. Правда там, куда он все-таки добежать успел, было плохо. Ну, не так чтобы совсем плохо, но хуже чем раньше. Но для народа Великой Страны военный период стал просто очередным переходным периодом, который по традиции сопровождался временными трудностями. Хотя и погибли многие на той войне. И дух боевой был, и броня крепка, и танки ого-го, и новые армейские начальники как раз подоспели, — но много полегло наших. Миллионов десять, примерно. Или пятнадцать. Это потом уже, когда пересчитывать стали, недостачу обнаружили. И оказалось пятнадцать. А потом, когда еще раз решили пересчитать, уже двадцать оказалось. Вот как. Но это ничего. Страна-то большая, народ — великий — от него не убудет. Потом уже, кстати, после войны, стали вспоминать, как оно все было, и интересная вещь оказалась. Оказалось, что мы (ну, Страна наша Великая) с Немцем до войны очень крепко дружили. Ну, то есть прямо не разлей вода. Души друг в дружке не чаяли. И дружили вот буквально до последнего дня — когда та самая война и началась. С тех пор стали считать, что это была, на самом деле, не дружба, а особая разновидность тонкой дипломатической игры. читать дальше

, , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *