От В.Л.Леви

Мои милые,
я опять заставляю вас
удивляться.
Не хочу быть ни первым,
ни двадцать четвертым,
ни светить не желаю больше,
ни совокупляться.
Отойдите, пожалуйста.
Дайте мне побыть мертвым.
Как счастлив я.
Наконец-то освободился.
Наконец не играю никакой роли.
Я желаю вам лишь того,
чего не добился:
без страха жить,
умереть — без боли.
…Он был металл чрезмерно ковкий —
любивший Лиличку поэт
Владим Владимыч Маяковский,
употребивший пистолет.
Он был под дьявольским гипнозом.
Он женщину ласкал, как скрипку.
И вдруг однажды утром рано
встал, удивившись небесам
и — одарив себя вопросом —
свою великую ошибку,
как подобает великанам,
увидел и исправил сам.
Нельзя топтать в себе поэта.
Придется отвечать за это.
Поэт растоптанный поет,
пока последний хрящ не треснет.
Не наступай на горло песне.
Не надо. Встанет и убьет.
, , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *