Харьков — Белгород — Старый Оскол и обратно

В субботу отвезли сына к бабушке с дедушкой в Старый Оскол. Вот дорожный отчет:

1. Пункт первый — таксист, который вез до вокзала. Говорили по дороге про болельщиков-голландцев. Говорит, что они не то чтобы скупые… а если им, например, вчера сказал, что доехать до площади стоит 50 грн, то сегодня за 60 грн (если нужно в объезд, улица перекрыта) — он не согласится ни за что. Будет опаздывать, пешком в конце концов пойдет — но не переплатит. Может и сочиняет таксист.

2. Электричка-экспресс Харьков-Белгород. 1 класс. Чем он отличается от 3-го? Мягкие сдвоенные (а не строенные) кресла, столики между ними (которые больше мешают), 6 телевизоров (которые не работают) — и 40 грн разницы.

3. Украинский погран-контроль. Мой паспорт изучали чуть ли не под микроскопом. Удивили наличием смартфонов с доступом к базе, по которой искали информацию на подозрительных личностей. Я был из подозрительных. Страницы паспорта изучали на просвет, причем такое впечатление, что все страницы — и там где штамп про группу крови, про жену, про ребенка — и пустые тоже! Наверно, я мог быть потенциальным источником утечки ценных данных из страны (ну, прятал я их в паспорте, естественно, между страниц). Но в конце концов они мне поверили.

4. Поездка самая обычная, 1 час 22 минуты. Все аккуратно.

5. Российский погран-контроль. Возмутительно мало интересовался нашими персонами (моей, в частности). Только попросил посмотреть на него прямо (либо мой профиль ему не понравился, либо хотел запечатлеть меня во всех возможных ракурсах, либо не любит скучающих пассажиров с отстраненным взглядом — хотел взбодрить)

6. Белгород. Все быстро. Бегом на остановку. Автобус до автовокзала. На автовокзале сразу же нам предложили всем троим доехать до Оскола за 500 рублей (это очень дешево). Согласились.

7. Ехали одни — трое в пустой газельке. И водитель, конечно. Катались по салону, как картофелины в колхозной полуторке. Но всем понравилось. Однако не понравилось то, что до Оскола мы не доехали. Ибо в машине что-то заурчало-застучало-нетотбензинзалил-боюсьнедоеду… Короче довез нас добрый водитель до Губкина (это за полчаса езды до Оскола), взял 400 рублей и пересадил на маршрутку, которая подвезет нас почти к самому дому. Оно и лучше.

8. Губкин-Старый Оскол. Вот тут Остап понял, что не все в жизни линейно. Пошел дождь. Я сидел спиной вперед, на каком-то птичьем насесте и только изредка смахивал с рубашки и штанов просачивающиеся сквозь крышу капли воды. Оксана наблюдала дождь с другого ракурса — лобовое стекло живописно поливали обильные водяные струи, с которыми дворники не справлялись. Водителю оставалось полагаться только на интуицию. А в салоне по телевизору был «Ну, погоди!». Смешно, Никите понравилось. А нам с Оксаной нет. Мне — потому что я «смотрел» его затылком. А Оксана — вместо мультика сосредоточилась на водителе, который вез нас, не видя мокрой дороги. Вероятно, ее апокалиптические предчувствия передались и мне. Потому что, увидев рядом с дорогой лежащую прямо на земле опору ЛЭП, я уже начал представлять, что мы собираемся нагнать какой-то загулявший  торнадо. Но на этот раз обошлось без апокалипсиса: водитель оказался, вероятно, йогом, и третий глаз его не подвел, а опоры ЛЭП на земле просто ожидали, когда их установят взамен старых.

9. Старый Оскол. Автобусная остановка. Полчаса подождали — дождь так и не успокоился. Решили, что неумение плавать нас не остановит — и пошли по дождю. Прибыли.

10. Позже вечером тесть поехал на дачу по какой-то технической надобности, взял меня с собой — показать, что он там натворил за те лет пять, который я у них не был. Дача в пятнадцати минутах езды от дома — в Курском — это село такое. Хотя село с асфальтированными дорогами, светоотражающей разметкой и коттеджами из итальянского кирпича — это уже не вполне село.

11.Приехали на дачу. Тесть там все делает сам. На самом деле, он человек из другой вселенной, просто не признается (у них так принято). Все работы — от выкапывания ямы в 20 кубов до электропроводки — это все он. И дача — это не просто один домик. Дача — это четыре строения: дом, летняя кухня, гараж+сарай, баня. И это все (еще раз: ВСЕ, каждое здание, от фундамента до крыши, от канализации до выключателей) — сделал один человек. Про каждое строение следует сложить отдельную оду. Это будет гимн человеческому трудолюбию. Позднее. Пока у меня есть только всеохватывающее «аум» по этому поводу. Кто знает, тот поймет. Количество человекочасов, которое нужно для того, чтобы сделать все то, что там сделано — в 10 лет и одного человека не умещается никак. И то, это на мой ламерский взгляд, человека городского и виртуального до мозга костей, который при виде опалубки для заливки фундамента впадает в состояние близкое к кататонии либо к религиозному ужасу. (Ну, вы же помните, другая вселенная…)

12.Пока ездили в Курское и потом назад домой, обратил внимание на количество коттеджей в и машин. Население Старого Осколо 300 тыс человек. Такое впечатление, что машина и коттедж есть у каждого. Дороги внутри микрорайона уставлены машинами настолько плотно, что между ними проехать непросто. Однако есть и странность — велосипедов нет. Ни одного. Ни в Белгороде, ни в Осколе не встретился ни один велосипедист.

13. Потом до 2 часов ночи тесть делился с нами трудностями и радостями домостроительства. Я человек вежливый и долг гостя исполнил до конца. Впрочем, с пользой для себя — узнал, как обшить пластиком балкон. Оказалось не все так страшно, как может показаться неподготовленному программисту.

14.Но программист тоже немного оказался полезен в тот вечер. Моими скромными усилиями был побежден злостный вирус, который с марта донимал оскольский компьютер. У меня есть небезосновательные подозрения, что тесть перед около-компьютерными технологиями испытывает примерно такой же священный трепет, что и я перед всякого рода ремонтно-строительным хозяйством. Нам есть, чем поделиться друг с другом.

15. Утром, в воскресенье, на автовокзал. Попрощались, отправились до Белгорода. Автобус Воронеж-Белгород хороший, новый, солидный. Сверху дует ветер. Или не дует — как захочешь.

16. В Белгороде — на ж/д вокзал. Там оказалось можно попасть на такую же экспресс-электричку, на которой мы приезжали. Взяли билеты, сели. Но уже в третий класс, мы умные, нерабочие телевизоры за 40 грн нам не нужны.

17. Экспресс сделали специально для болельщиков — 17 июня был последний харьковский матч Евро 2012. Российская таможенница рассмешила. Рядом с нами четверо болельщиков весело обсуждали что-то свое болельщицкое. Таможенница к ним подошла и спросила паспорта. Вчитываясь в первый паспорт она задумчиво произнесла: «А вы знаете, что должны были поменять паспорт в прошлом году?» Веселье и обсуждение прекратились мгновенно. Владелец паспорта замер — в этот момент ему можно было бы делать операцию на открытом сердце — он бы все равно не обратил внимания. Он думал только о том, что ему придется вместо желанного матча наблюдать скучную очередь за билетом домой. И стыдливо при этом прятать подозрительный паспорт. Но женщина в погонах не остановилась на достигнутом эффекте и продолжила мучения несчастного: «Сколько вам сейчас лет?» Пациент взял на обдумывание вопроса минуту — и не уложился в срок. После чего начал при помощи сжалившейся мучительницы вспоминать свой год рождения. Оказалось 1968. Ларчик открылся, так и не доведя фаната до инфаркта — оказалось, таможенница просто  была не слишком сильна в арифметике (вот, до чего доводят людей смартфоны с доступом к базе…). Веселье и обсуждение среди болельщиков продолжились с новой силой.

18. Ко мне и моему паспорту таможня была на этот раз возмутительно равнодушна. Пристального взгляда от меня также не потребовалось. Даже как-то обидно.

19. С нами рядом ехал парень из Воронежа. Зовут Сергей. Собирается поступать на работу в полицию, недавно окончил юрфак ВГУ. Его старший брат — известный футболист. Оказалось, что Оксана знает его (старшего брата) через свою знакомую — они учились в одной группе, тоже на юрфаке. Земной шарик очень маленький.

20. Приехали. Зашли перекусить в макдак. Удивились отсутствию иностранцев. Потом Оксана увидела парня с безумным взглядом и торчащими во все стороны волосами и сказала, что он явно иностранец. Я почти обиделся — неужели только у иностранцев бывает безумный взгляд и непричесанные с утра волосы? Но потом зажевал обиду картошкой и понял, что в чем-то Оксана права.

21. Кошки. Нас не было дома 27 часов. Мы приготовили кошкам на время нашего отсутствия две полные миски корма и две полные чашки для воды. Они нас удивили. Ни к воде, ни к еде они не притронулись. Они даже не воспользовались туалетом! С нашим приходом пружина получила возможность разрядки. Хорошо, что мы не задержались.

, , , , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *